May 1st, 2009

peace

Не о музыке

Болела я не очень долго (сегодня уже нормально ем и пью чай - то ли еще будет, там, глядишь, и работать начну!), но какое-то время помедитировать в лежачем положении мне все-таки пришлось. Сосредоточиться на самосозерцании в тишине и покое, к сожалению, не совсем получилось: кто-то из соседей в доме напротив упорно репетировал свадебный марш Мендельсона на пианино. Сперва - все произведение от начала до конца, немного сбиваясь к середине, а потом финал - несколько раз подряд. И так - по кругу, с каким-то подавляющим оптимизмом. Эти замечательные репетиции начались пару месяцев назад, неуверенно, робко, но достаточно регулярно для того, чтобы со временем набрать обороты. Мы между собой решили, что музицирующий сосед готовится к чьей-нибудь свадьбе. Может быть, собрался остепениться какой-то его важный или любимый родственник.

А вы говорите - западная культура (тут напоминаю, что ЮАР - бывшая очень английская и голландская колония). Единственный раз мне в Африке удалось подслушать музыканта из окна. Чтобы не на концерте, а так. Что же играл этот музыкант? Свадебный марш Мендельсона. Я не бросаюсь обвинениями в африканцев, я читаю символику.

Иное - Дубна, Московская область, лето, утро, солнечно и очень зелено, какие-то белые ягоды хрустят под ногами (мы их почему-то всегда звали бузиной, но бузина ведь - черная?), и тоже - музыка из окна, совсем другая, легкая, точная. Я сейчас не вспомню, что именно играли. Может быть, Шопена, а может, и Грига. Это было красиво, и грустно, и мечтательно, и мне, знаете ли, - 15 лет, когда все сюжеты - новые, даже самые банальные сюжеты, которые теперь вызывают разве что дежа вю и кучу аллюзий.

Но не пианиста и его печальной музыки мне жаль, не белой бузины и не свежести дурацких сюжетов. Тут хорошо бы добавить: "мне не жаль ничего." Не добавлю, потому что лицемерить - некрасиво. Мне жаль ежеминутного ощущения Великой Тайны. В 15 лет в голове еще очень много иррационального хаоса. В 15 лет факт непознаваемости не вызывает сомнений. Мне кажется, мерой Тайны можно мерить счастье. Чем больше Тайна - тем больше счастье, пусть даже потенциальное. У человека, наверное, только два пути жизни: найти Тайну, которая становится тем больше, чем больше познаешь ее, или создать себе суррогат Тайны - тайну, не познаваемую в принципе, или по цепочке ведущую от одной тайны к другой. С маленькой буквы, потому что суррогат тайны способен обеспечить только суррогат счастья. Тем, кто Тайны не нашел и своей тайны не создал, остается третья тайна - смерть.