August 6th, 2009

peace

Behold the pleasant spring

Моя привычно пустая лаборатория с годами переходит на новые уровни пустоты. Меня все чаще встречает не только запертая дверь, но и запертая перед дверью решетка. Решетка обыкновенно запирается на ночь и бывает отпираема первым, явившимся на работу с утра, после чего весь день стоит, гостеприимно распахнутая. Открыть эту решетку - тот еще трюк, и всякий новичок проходит ритуал посвящения в тайну замкá, прежде чем стать полноценным членом тайного ордена и получить в пожизненное владение копию ключа. Здесь бы к месту пожаловаться на редеющие ряды стремящихся к тайному знанию и прочей магии, но видимость легко вводит в заблуждение: от имени членов тайного ордена в мой отделанный серебром гуглевский почтовый ящик ежедневно приходят многочисленные послания. Я, пожалуй, давно бы в полной мере вкусила все прелести отшельничества, кабы не тайный орден искусственных мозгов, великий и ужасный. Жизнь его кипит и происходит, а реальность - увы реальности! - просто существует в иных измерениях. Сегодня у меня над головой по-нахальному громко пищали и скребли коготками. Однако же, премилая картина: внизу - компьютеры, сверху - компьютеры, посередине - крысы. Мерзость запустения? Бывает забавно наблюдать за реакцией непосвященных: "А вы заходите ко мне как-нибудь, у меня слишком безлюдно. Найти очень легко: на четвертом этаже поверните направо и идите прямо вдоль по темному коридору до тех пор, пока слева не увидите дверь с большими цифрами: '666'."

По дороге домой думала, что в урбанистической Африке, конечно, ни культуры, ни истории, ни детства (просто мы тогда много переезжали, и мой ежедневный маршрут сейчас не включает в себя ни одной точки, достойной ностальгии), ничего личного и ничего святого, но из-за всех этих безразличных мне современных построек встает безразличная к человеку африканская природа - без контекста. Здесь памяти совершенно не за что зацепиться, на восприятие не наслаивается ни одного готового образа - вот эти вот пейзажи не ассоциируются ни с художниками, ни с литераторами, они просто есть, и ты, глядящий в оба - первый, пропускающий их через свой исторический, культурный, напичканный готовыми шаблонами человеческий разум. Где осядет? Какие подберешь эпитеты, с чем сравнишь, куда поставишь? Конечно, чужое - потому что тебе никто об этом еще не рассказывал. Не за что зацепиться услужливой памяти - увы. А может быть, все-таки есть в тебе, человек, что-нибудь кроме памяти? Может быть, все-таки сумеешь настроить рецепторы на обработку новой информации? Будешь смелый и первый скажешь: "прекрасно"?

В зимне-осенней Африке весна наступает без пафоса сибирских ледоходов - просто становится тепло. За одну какую-то неделю, от силы две, разогреется воздух, а пока он еще свежий, холодный, прозрачный - вдыхаю глубоко и медленно выдыхаю. После обеда солнце светит по-зимнему - все как будто подернуто коричневой сепией, все, кроме неба - ясного, густо-синего сверху донизу. На его фоне причудливо изогнутые джакаранды, так и не сбросившие мелкой желтой листвы, похожи на филигрань из черненого золота - тонкие веточки падают на лобовое стекло, скатываются и остаются лежать. Безветрие. Предвесеннее безмолвие. Конец рабочего дня.

Collapse )