March 14th, 2010

peace

Звуковые галлюцинации и прочая романтика.

По вечерам мы с младшей сестрой совершаем моцион по тупичку вдоль заборов и садиков, с собакой на поводке. Собака возбужденно виляет хвостом, дергает вперед нетерпеливо, обнюхивает, разглядывает - она вообще чудо, радостное, рыжее, неуклюжее и любящее. Вспоминаешь старика Бердяева, который свою собачку ожидал встретить в юдоли небесной.

И небо вчера было - зеленое, с синими-синими тучами над крышами домов. Поднималось предгрозовое, стихийное, и ветер свистел во рту, когда я смеялась или пыталась что-нибудь сказать. В одном саду ветер раскачивал высокие пальмы, сухие разлапистые листья сплетались, качались, и шумели так, как другие деревья не умеют - шумели, как море шумит. С прибоем и пеной. В этом наэлектризованном воздухе не надо было говорить, чтобы понимать. Настя мечтательно раскинула руки навстречу волне: "Кажется, здесь должно быть море!" Вон за теми домами, справа, наверное. Оно соленое и темное, и теплое, и шумит. "Да, Насть, оно - здесь. Пойдем к морю?"

По вечерам показывают акварельные закаты, я считаю в небе летучих мышей, и жалею только о том, что нельзя забираться где-нибудь на крышу. И если почти все, что происходит, происходит у нас в головах, значит, возможности наши неограниченны, и поэтому... (мечтательно раскидывает руки) пойдемте к морю!