May 27th, 2010

peace

This is where I want to be, this is what I need...

Там кричат чайки. Там на базаре пахнет рыбой, а яхты покачиваются, и мачты их покачиваются, и продавцы, кажется, тоже слегка покачиваются - оттого, что снова настал день, что майским утром всегда зябко и немного странно. Там старые деревянные улицы, там собаки на поводках выгуливают едва проснувшихся хозяев, а черные кошки, уютно свернувшись, равнодушно смотрят из окон. Там сторож отпирает ржавым ключом средневековую церковь и чуть толкает тяжелую дверь. Дверь недовольно подается, нехотя впуская временное в свою неизменную суть и выпуская через щелочку задремавшую под каменным сводом вечность. Проснувшееся эхо гулко вторит человеческим шагам, а вечность растекается по городу, забираясь прохожим за воротник и в карманы, залезая в горшки с геранью и баночки морошкового варенья - янтарно-желтого, как северное солнце, как необходимая капля тепла. Оно и пахнет - севером, и на вкус - север, весь север в каждой прозрачной ягоде, брызгающей кисловатым соком.

Сегодня там, может быть, солнечно и ветрено, как больше сотни лет назад таким же майским утром, когда Эдвард Григ просыпался недалеко от Бергена в просторной белой спальне, и, может быть, выходил в сад, а потом, может быть, пил кофе - В Норвегии замечательный кофе. Потом он, может быть, садился за пианино, и, возможно, играл именно это, и именно так. Господи, позволь воспеть твоих ученых детей, научившихся к тому времени увековечивать звуки.

Просто я нашла дивное - записи Грига в его собственном исполнении. Вот здесь. И мне от этого хорошо. Очень. У меня сегодня счастливый день.

IMG_4387

Collapse )