December 19th, 2010

peace

Сонет то быль иль ода - теперь нам не узнать...

Вот мы сидим за столиком в кафе, и над нами дырявый матерчатый зонт, а над зонтом - апокалипсис какой-то, и приходится кричать, чтобы докричаться через гром, занимающий все звуковое пространство с рассадочкой, в басовом ключе. Хляби небесные решают устроить нам девятибалльный шторм, и официанты озадаченно наблюдают за нами с порога, а мы пьем себе кофе с дождем вместо молока, как сумасшедшие шляпники. "Твой торт не намок?" - "Бисквит должен быть мокрым."

Нет, но видели бы вы, как приглашает меня этот человек. С такой божественной небрежностью усталого демиурга, проверяя почту дважды в день, не раскошеливаясь на телефонные звонки, не злоупотребляя эмоциями и смайликами. И как мне божественно радостно давать ему сдачу той же монетой, безошибочно читая подтекст: "Я ужасно по тебе скучаю!" Это самая лучшая из всех известных мне любовей: когда при встрече обе стороны начинают непроизвольно улыбаться и долго не могут перестать. И не надо, пожалуйста, о необходимых страданиях и взаимной боли, о раздавленных и перемешанных в кровавую кашу сердцах, потому что на самом деле нет ни большей радости, ни большей легкости, переходящей в абсолютную невесомость и растворимую эйфорию, и только так, кажется, и можно соединить небо с землей, не заработав себе когнитивный диссонанс и очередной экзистенциальный кризис.

И как легко расставаться, и как приятно знать, что вот мы можем никогда больше не увидеть друг друга - и это совершенно неважно уже. Мы выкупили билет в безвременье, мы уже в жизни вечной, а временно - все остальное.