May 6th, 2011

telephone, телефон

The unbearable palm trees

А Африка в этом году неплохо держится. Ходит бледная, непричесанная, возводит очи горе, включает накрапывающее смурное небо по утрам и изменившееся солнце прозрачными дымчато-розовыми вечерами, с охапками полусухих листьев по обочинам и поднимающимися голубиными стаями на фоне желтых листопадов - ну не классика ли жанра? На нашей улице голодные голуби вообще пасутся табунами - пристрастились к желудям, смешно и неудобно перекатывающимся под ногами во время вечерних прогулок. Есть несколько точек ежедневного маршрута, в которых я почти верю, что это - не ролевая игра с погремушками. Увеличить бы только процент желтого и вырубить нафиг все ненавистные пальмы. Если делить людей на собак и кошек, я - точно кошка: привязываюсь к месту, а не к людям. Или не привязываюсь.

If we can't get what we like, let us like what we get: усердно шуршу листьями и даже гуляю в дождь. Из всех Африк больше всего мне нравится именно такая: подбитая желтизной, прикрытая серым, прикидывающаяся рассказом о мире ином - необходимом и недостижимом раньше срока, будь то город детства, кущи небесные, туманный Альбион или просто следующий год.

А когда вместо осеннего неба гулять приходится под переспевшим солнцем, я возвращаюсь домой спиной вперед: во-первых, потому, что самые красивые облака обычно оказываются сзади, а во-вторых, мне нравится видеть, как распухшее, внезапно постаревшее солнце падает за горизонт на счет раз, проваливая театральную паузу и весь причитающийся пафос момента. Маленький принц не протянул бы тут и недели, честное слово.

Это я все к чему. Мне надо было что-нибудь здесь сегодня, как галочку поставить, потому что завтра я встаю пораньше, собственноручно отрезаю свои километровые косы и начинаю плести веревочную лестницу - по ступеньке в час. А то и по две. Не поминайте лихом.