December 1st, 2011

books and owls

Метаморфозы и трансфигурации

Наконец-то в образе моем забрезжило что-то ундинское: тени под глазами заметно углубились и потемнели, цвет кожи склонился к светло-зеленому, а волосы я теперь не только не стригу, потому что не хочу, но еще и не расчесываю, потому что не успеваю. Зато регулярно мою (святое ибо), и много гуляю под дождем, преимущественно ночью, одновременно засыпая, спотыкаясь и замогильным голосом взывая к растворяющемуся в темноте черному собачьему ребенку. Днем и ночью пребываю в альтернативном состоянии сознания. Это какой-то особенный дзен, господа. Собака стала в два раза больше и успешно учится говорить: умеет изображать мотоцикл и бурлящий котел, мяукает, кричит, как павиан, обиженно пищит и тявкает резким щенячьим фальцетом.

Но это все ничего: недавно бабушка рассказала мне, что ведьмы катаются в росе на рассвете, чтобы набраться сил. Чем я хуже? Тем более что рано или поздно я все равно упаду в росу, траву, дождь и сырую землю - совершенно непроизвольно.

Папе сегодня вырвали под общим наркозом страшное количество зубов. Вся семья как-то... болит. Молитесь, ладно?