December 21st, 2011

telephone, телефон

Голосом механического клавесина

Проезжая сегодня по ночной преторийской улице, в который раз подумала: я здесь более половины жизни, а все равно Африка всегда будет суб-реальностью и полу-реальностью, почти не-реальностью, в которой ты - английская Кейт, немецкая Кэт или еще какая-нибудь экипированная русская Катя, открывающая тайну хрустального черепа, исчезнувших мамонтов и пропавших светил науки; в твои карманы странным образом помещается все от табуретки до стремянки, а жизнь чаще наполнена, чем не, потому что, как это бывает в хороших квестах, интересна и приятна для глаз, миссии ясны и линейны, следующий уровень обещан, и хэппи-энд угадывается еще в завязке. Африка с ее несменяемым... всем. Африка дурно стилизованных под разные эпохи домиков категории "историк рыдалъ". Безвыходная Африка, по которой нельзя гулять ногами (голосом Кейт из Сибирии: "Там мне нечего делать!"). Африка картинно пьющих студентов и будущих писателей с потерянными глазами, которые - и те, и другие - срываются с якоря и уплывают на самый дальний восток учить тамошних студентов английскому - просто романтика, ага. В чистом колониальном виде. Африка букинистических, о которых вы только мечтали. Африка длинноволосых типов-архетипов. Африка уличных фонарей, которые гаснут, стоит мне появиться на дороге. Африка пошловатых сценок с поцелуями на скамеечках и распитием вина на универской крыше: скулы-то, может, и сводит, но из линейного сюжета слова не выкинешь, а ведь интересно же, чем кончится дело. Нет, понятно, что своеобразным хэппи-эндом, так или иначе, но живы ли мамонты, кто эти люди в черном, и есть ли у робота сердце? Заключение чуть затянуто и несколько cheesy, зато можно перестать обшаривать каждый миллиметр экрана в поисках необходимой шестеренки для очередного стимпанкового механизма невнятного назначения, а просто откинуться на пятиколесном стуле и смотреть мультик, лениво следить за титрами, выглядывая женские имена в программерской когорте. Выключить компьютер. Заварить чай.

Приехать сюда беспомощной, уехать отсюда всемогущей. Конечно, не в Африке дело. К Африке я никогда не умела относиться объективно. И не только к Африке.