October 13th, 2013

top hat

Syberia, Part 2

Расскажу, но всё ещё... не о Байкале :) Потому что между Усольем Сибирским и Ольхоном был Иркутск, то есть Иркутска почти не было, но была Аня goldi_proudfeet. Сначала мы с amarinn бежали по усольскому бездорожью, и следом за мной подпрыгивал на кургузых колёсиках пухлый клетчатый чемодан, набитый тёплыми вещами и кедровыми шишками, а на пятый путь вот-вот должен был подойти наш поезд, остановка которого - две минуты. Титаническим усилием преодолев двести ступеней - сто вверх, сто вниз - мы выскочили на перрон и помчались к поезду, уже отворившему двери. Сибирские поезда - это вам не уютненькое Подмосковье, здесь даже на подножку запрыгнуть - тот ещё квест, потому что высота её вполне соответствует общему сибирскому тонусу, пафосу и эпосу. Однако мы запрыгнули, как всегда - в лучших традициях Голливуда, в распоследний момент. И полупустой поезд понёс нас в Иркутск - сначала в сортировочный, потом в доподлинный - мимо оседающего за горизонт, вполне сибирского по всем параметрам солнца. На вокзале нас ожидала Аня. Я знала, что Аня прекрасна, но не знала, что она такая, во-первых, высокая, во-вторых... А вот во-вторых не формулируется. Она такая прекрасная, что её сразу хочется вызвать на дуэль. Потому что, кажется, это единственный способ ей понравиться. А понравиться Ане - нечто особенное, я бы выдавала за это медали. Имени Ахматовой.

Аня усадила нас в трамвай и повезла к себе. Анин трамвай послушно звенел по аниному ручному Иркутску, заползая на анину горку, вверх, вверх, на улицу Красных Мадьяр. Тоже - анину. Звенящий трамвай, заползающий ночью в горку мимо разномастных старых домов, чистых и нарядных ночью, поверг меня в состояние лёгкой эйфории. Ночью все города становятся мультяшными и игрушечными - бывать в них можно, а жить - нет. Мы по возможности тихо пробрались в анину квартиру, старясь не будить аниного папу. Я привычно обмерла. Вот что значит - заходить в чужую квартиру ночью, когда город заведомо мультяшен и неправдоподобен! Так и попадают во всевозможные Задверья и Зазеркалья. Просто анин дом оказался ходячим замком Хаула, с тысячей прекрасных мелочей, разбросанных повсюду с напускной небрежностью. Давайте, я просто скажу, что там потолок вручную расписан звёздами, а вы представите себе остальное? Впрочем, и не старайтесь: откуда, например, вам знать, что дверь в туалет разрисована муми-троллями, на столе горит несколько свечей, тушить которые полагается антикварной гасилкой, подсвечник - с ручкой и керамической одноглазой мышкой, верхний свет вообще забыл, где его включают, а самое главное - на столе в тихую полночь стоит огромная пухлая шарлотка, густо посыпанная сахарной пудрой. Описывать анину оранжевую спальню, где корешки книг подходят к дверцам шкафа, а те - к занавескам, я и не попытаюсь.

Кое-как промучившись до утра частичной бессонницей от переизбытка впечатлений, я всё-таки проснулась на следующий день к завтраку. На завтрак была овсянка и получасовая прогулка по Иркутску декабристскому, совсем тёплому и солнечному. Дальше Аня попрощалась с нами и растаяла в воздухе, а мы отправились искать маршрутку до Тальцов, потому что в порыве восторга пропустили рейсовый автобус. Нам, как обычно, повезло.

Тот день в Тальцах - последний день моего российского лета-2013. Прозрачный. Солнечный. Счастливый насквозь, дважды.

Collapse )