June 12th, 2021

peace

7 months

Семь месяцев Эмили Зине. Главное достижение: любовь к еде. Ещё Эмили учится ползать (пока получается только задом наперёд), хорошо сидит (да, это умение, хотя казалось бы) и всячески проявляет характер: например, стягивает с головы шапочку - ту самую, которую я сентиментально вязала ей, пока она ещё была внутри - и швыряет с размаху на пол. Корчит какие-то совершенно сумасшедшие гримасы, и иногда становится ужасно похожа на мою бабушку - ту самую Зинаиду. Полюбила книги: разглядывает картинки, пытается хватать их, удивляется их двухмерности. Восторженно лупит двумя руками по клавиатуре ноутбука. Припечатывает взглядом. Бодрствует по два-три часа подряд, снова неплохо спит ночью. Кажется, пытается сказать что-то сложнее "агу", но вполне вероятно, что я додумываю: никак не могу дождаться развития речи! В любом случае, Эмили Зина - классная, серьёзная, смешная, очаровательная. Я очень её люблю.

Сестра Оля спросила недавно (из антропологического интереса, подозреваю): как меняется мироощущение с появлением детёныша? Я ответила: ты наконец-то действительно становишься взрослой. Путь героя пройден, пришло время растить новых героев. Мир тебе больше не принадлежит, и теперь ты - актёр второго плана. Оля поморщилась: «Звучит как-то не слишком приятно.» Я пожала плечами: ну так никто и не обещал ведь, что будет легко. У меня всё ещё море амбиций и планов, и я, чёрт возьми, занимаюсь наукой по ночам, моя жизнь не закончилась, мои реки не иссякли, но я не могу, не могу, не могу больше быть центром вселенной. Я лечу по орбите. На автопилоте. И на одном крыле.

Скорее всего, это не навсегда. А пока что вокруг меня и Эмили сомкнулись стены стеклянного шара, куда даже лорду Грегори бывает трудно достучаться.



Collapse )