Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia) (anna_earwen) wrote,
Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia)
anna_earwen

Category:

Во сне, наяву, по волне моей памяти я поплыву

Дом начинает генерировать странные феномены, когда пытаешься аккуратно рассовать по коробочкам его драгоценные внутренности: ящиков с каждым днем все больше, а энтропия по-прежнему растет. Кажется, скоро станет совсем невозможно передвигаться между серыми картонными массами и кучами какого-то доисторического хлама вперемешку с вещами первой необходимости. Именно так я представляла себе баррикады в детстве, плюс-минус один-два перевернутых стула и воткнутый куда-нибудь для красоты флаг. В осадном положении очень хочется обороняться и по возможности наносить ущерб воображаемому противнику, а настоящий противник, хитрый подлец, отсиживается по своему обыкновению внутри.

Труднее всего производить раскопки в сарае на улице, там спертый воздух и нечем дышать, а у нас уже лето, и я его, наверное, уже не люблю. Зато за деревянными стенами сокрыт самый древний пласт семилетних исторических наслоений - например, мы нашли сегодня коробку с маленькими детскими игрушками. Крохотный слоненок, сшитый Олей еще в Дубне, задолго до эмиграции, в один из тех периодов, когда папа уезжал в командировку на несколько месяцев. Он писал из Африки письма, а не е-мэйлы. Письма приходили в красивых конвертах с синими и красными полосками по краю, и мы подолгу разглядывали крупные глянцевые марки с леопардами и львами. Каждый раз, когда папа возвращался, приходилось заново привыкать к его голосу, резавшему отвыкший слух. Африка тогда была самой большой и настоящей сказкой, заколдованной страной, персональной тайной и доказательством чуда, потому что папа всегда возвращался оттуда живым, с пачками красивых открыток, и не было сильнее и дерзновеннее мечты, чем когда-нибудь там побывать.

И раковины - я уже говорила про раковины? Потому что невозможно не привезти их с океанского берега, а потом невозможно выбросить, но по-прежнему некуда пристроить - тут почти одни осколки сомнительной эстетической ценности, если рассуждать объективно. Оклею ими что-нибудь. Или высыплю в свободный ящик стола: открываешь ящик, а там - море, чайки, крабы и раковины! Если уметь экстраполировать, конечно.

Проводим конкурс рисования бокалов на коробках с хрупким содержимым. Уже есть граненые, простые, резные, узорчатые, с сомнительной дымящейся жидкостью и для мартини. Кое-где также попадаются трилистники и подобие стилизованных кельтских узоров - надеюсь, грузчиков это не смутит.

И еще. Я, друзья мои, иногда долго не отвечаю на комментарии. Это не потому, что я бука и мне на всех наплевать. Монолог проще диалога, а на диалог иногда не остается сил после бесплодной борьбы с надвигающимся хаосом, бессовестным и беспощадным. Вообще, и на монолог-то сил не остается. Хорошая штука - инерция.

slon
Tags: жж, картинки, мемауры, хроники
Subscribe

  • It's all a part of the Tale

    "Little, Big" - просто-напросто книга о моей семье. Зачарованный круг, который никогда тебя не отпустит, повседневная потусторонность, пара…

  • Week 34

    Я больше не приношу домой ультразвуковых портретиков подрастающей, как хлеб в духовке, Зины: во-первых, она повернулась вниз головой, а также спиной…

  • 34

    Мне 34, и лорд Грегори печёт шоколадный торт, отказываясь от помощи. Всё, что я могу - это растаять от нежности в лужицу, потому что, во-первых, я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments

  • It's all a part of the Tale

    "Little, Big" - просто-напросто книга о моей семье. Зачарованный круг, который никогда тебя не отпустит, повседневная потусторонность, пара…

  • Week 34

    Я больше не приношу домой ультразвуковых портретиков подрастающей, как хлеб в духовке, Зины: во-первых, она повернулась вниз головой, а также спиной…

  • 34

    Мне 34, и лорд Грегори печёт шоколадный торт, отказываясь от помощи. Всё, что я могу - это растаять от нежности в лужицу, потому что, во-первых, я…