Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia) (anna_earwen) wrote,
Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia)
anna_earwen

Category:

Бог и Толкиен любят меня

В породившем меня университете я бываю так редко, что он между визитами успевает прирасти двумя-тремя зданиями и двумя-тремя тысячами студентов. Но сегодня странный день - между внеочередным выходным и очередными выходными: профессора ушли, студенты остались - у кого-то до сих пор сессия, в библиотеке всегда есть люди, всегда есть люди на газонах, иногда с учебниками, чаще - с кофе в пенопластовых стаканчиках, компаниями, в обнимку, по одному. Кто-то слушает музыку, кто-то по-прежнему страдает от любви или ее отсутствия, кто-то планирует ночную высадку в Хатфилде, кто-то просто хочет выспаться. Я никогда к ним не принадлежала - слишком много жила внутри и вне, а потом стало поздно, но они мне нравятся - такие настоящие, эталонные студенты, в рваных джинсах и с большими надеждами.

Я, конечно, поигрываю иногда в ностальгию, но на самом деле вглядываюсь в прошлое с облегчением: Господи, как трудно было, как здорово было, и как хорошо, что все позади. Если бы у меня появилась машина времени, способная переносить вперед и назад вдоль линии собственной жизни, я не знала бы, что с ней делать: вперед не хочу быстрее, чем день за днем, а назад не хочу вообще. То есть вообще. Я недавно рассталась с лабораторией, попросив отформатировать мой компьютер - заметаю следы, стираю чужую память, ожидаю последнюю страницу, чтобы подшить, захлопнуть папку и с облегчением поставить на полку: все, отмучилась. Было трудно, было здорово. Хорошо, что закончилось.

Сдаю три книги, беру четыре - одна, как обычно, не числится в компьютерном каталоге. Улыбаюсь библиотекарю: "Извините. У меня всегда так!" - "Это потому, что вы берете очень старые книги!"

Соскакиваю с автобуса, не дожидаясь своей остановки - услышала зов букинистов. У букинистов опять глобальная перестановка - сортируют книги в двадцать пятый раз. Привычно просматриваю корешки: кто звал? Натыкаюсь на подарочный ежедневник за 2001 год с двенадцатью иллюстрациями Джона Хоува - прекрасными, крупными. Видимо, он достался толкинисту, лишенному воображения. Устремляюсь к прилавку - сколько? Старый букинист задумчиво пролистывает, разглядывает картинки, а потом протягивает мне широким жестом - "You can have it." - "I can just... have it?" - "Yes. You can just have it."

А вы говорите.
Tags: alma mater floreat, natural goodness of being, книги, хроники, ценности и дивности
Subscribe

  • The first and the last

    Завтра моей африканской дочери будет полгода. А на следующей неделе, в пятницу, мои родители покинут Африку — возможно, что навсегда. Старшая сестра…

  • Reality check

    Кажется, Зина решила хорошенько выспаться - значит, у меня есть ещё хотя бы полчаса в запасе. Хочу задокументировать то, о чём никто не предупреждал.…

  • It's all a part of the Tale

    "Little, Big" - просто-напросто книга о моей семье. Зачарованный круг, который никогда тебя не отпустит, повседневная потусторонность, пара…

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments

  • The first and the last

    Завтра моей африканской дочери будет полгода. А на следующей неделе, в пятницу, мои родители покинут Африку — возможно, что навсегда. Старшая сестра…

  • Reality check

    Кажется, Зина решила хорошенько выспаться - значит, у меня есть ещё хотя бы полчаса в запасе. Хочу задокументировать то, о чём никто не предупреждал.…

  • It's all a part of the Tale

    "Little, Big" - просто-напросто книга о моей семье. Зачарованный круг, который никогда тебя не отпустит, повседневная потусторонность, пара…