Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia) (anna_earwen) wrote,
Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia)
anna_earwen

Categories:
Родители вернулись, лорд уехал, и вот у меня снова есть время, свободное от шахматных турниров. Шахматы - очень грегорианская вещь, мы играем за чаем, чтобы вытрясти из голов тяжёлый дневной звон, который мешает разговаривать. Я выиграла три раза. Из двадцати... пяти?

Лорд уехал и увёз с собой столик для чайных церемоний, круглого деревянного льва, жёлтый веер на красных дощечках, рыбий чайник, лудуня и цилиня. Мне хочется говорить о Китае. Мне не с кем о нём говорить.

Я не знаю, как в меня просочился этот воздух, в котором тает надежда на просвет и здоровые лёгкие. В Гонконге было нежно и солнечно, а в Китае, когда я увидела его в самый первый раз, было туманно, душно, влажно, тепло, уютно и странно. Мы поймали аэроэкспресс и понеслись, качаясь, в город. За окнами маячили хайвеи, лохматые обочины и спальные районы. Проще говоря, за окнами маячила Москва. Кажется, я сказала это вслух, и болгарка Кристина подтвердила: пост-советск, он самый! Но это, безусловно, был ещё не иной мир, и даже не портал в иной мир, а всего лишь неказистая обложка, странно знакомая. Пахло мифом. Надо было ступить на землю - и провалиться в неё. Не пришлось и стараться: поезд сам ввинтился в подземелье и выплюнул нас на первой станции метро. А когда мы вышли на поверхность, вокруг уже был Китай.

Наш дешёвый гостеприимный хостел был запрятан в хутун, как в тайный кармашек. Хозяева подбодряюще написали на сайте: "Найти нас просто - над дверью висят красные фонарики!" Что мы увидели, вынырнув из метро? Конечно, красные фонарики. Фонарики прямо, фонарики направо и налево. Потому что только ленивый не повесит над дверью бумажный фонарь, да и ши-цза, каменных львов, только ленивый не посадит перед той же дверью. У иных вокруг каменных шей завязаны огромные красные банты, похожие на те, что завязывали нам на девчёночьи головы первого сентября.

Махнув рукой на бессовестно-бесполезные ориентиры, мы уткнулись в карту. Мы - это пять штук отменных компьютерных голов, набитых инженерными мозгами. Работает везде, кроме Китая! Хутуны - лабиринты средневековых улочек, убогих и прекрасных, затянутых проводами и зеленью, бельевыми верёвками, выцветшими рекламами, по ним бегают дети и ездят велосипеды, а также мопеды, рикши и другие неопознанные средства передвижения. Не зевай в хутуне - переедут! Или наорут. Или возьмут тебя с чемоданом, у которого так своевременно отвалилось колесо, и бесплатно подвезут к самой двери того самого хостела - с тебя, дурака, и деньги брать смешно. В Китае ничтожно мало западных лиц, и ты со своей европейской физиономией всюду в диковинку. Дети показывают на тебя пальцами, старики хмуро разглядывают, прохожие на улице смотрят прямо и без улыбки, с любопытством и лёгким отвращением. Красивые китайские девушки с кожей дивного карамельного цвета, стоящие за прилавком, прыскают в кулак, смеются, закрывая рот ладонями, и убегают звать кого-нибудь, кто может связать по английски два-три слова - больше и не надо, чтобы продать турику лапшу. Даже в современном, советском, мегаполисном Пекине я чувствовала себя незваным колонизатором. В Сиане же на голове моей вырастал пробковый шлем. Там время правда столетней давности - как минимум, а то и двухсотлетней - не удивлюсь.

В хутунах первыми мне в глаза посмотрели львы. Не каменные, а медные - дверные ручки, львиные головы с кольцами во рту. В тот же вечер мы бродили, выбравшись из хутуна на улицу позначительней, в поисках первой китайской еды, и нашли фруктовый рынок, где взвесили себе питайи - драконьих яблок, а ещё - огромных персиков, и странные сливы в жёсткой кожуре, которые я всю конференцию не решалась съесть. В кондитерской лавке я купила кусочек ярко-зелёного бисквитного рулета - вкусного, но почти не сладкого, потому что китайцы - странные люди. Совсем уже в ночи мы выбрали едальню, первую попавшуюся, и мне выдали огромную тарелку риса с грибами, мясом и китайским соусом. Девушка за столиком напротив уписывала гигантскую миску лапши. У неё в тарелке плавала половинка чайного яйца, она ловка поймала её палочками. Я свою такую же неловко подвинула ко краю тарелки.

В хутунах есть что-то такое... Забытое и знакомое, как самое давнее детство. Бесконечная вселенная, укладывающаяся в Дубну. Я не знаю. Мне всё время казалось, что за следующим поворотом будет то, что вертится на кончике языка, но срывается. Это параллельная реальность, бесспорно. Но она, кажется, могла быть моей. Или всё-таки... была?

А Китай - не красный с золотом. Он - серый с зелёным.

IMG_1158

Прелюдия: пролетая над Гонконгом.

IMG_1151


IMG_1152

Хутуны... Серые крыши. Люди с маленькими пушистыми собачками, которых на этих картинках нет.

IMG_1157


IMG_1159


IMG_1156

А на следующий день мы штурмовали великую китайскую стену. Моё сердце пленили зверьки на крышах - такие понятные, такие смешные, что в Китае, что в Норвегии, что в Суздале - единый язык, древний, человечий: я тебя увидел - я тебя нарисую. И... крылья приделаю!

IMG_1167


IMG_1209

"Ааааааа, я в Китае!"

IMG_1178

На этой фотографии важно увидеть стрекозу.

IMG_1183

Стена - для сильных духом. И крепких на ноги. Там ступеньки, им же несть числа. Привал:

IMG_1202

Ну, и ещё Китай - это вот так.

IMG_1160
Tags: maid in china, картинки, лорд грегори, пылища дальних стран, фотографии
Subscribe

  • Week 34

    Я больше не приношу домой ультразвуковых портретиков подрастающей, как хлеб в духовке, Зины: во-первых, она повернулась вниз головой, а также спиной…

  • Вместо картинок

    Бесконечные ступени - вверх, вверх - от дунайской набережной до самых венских ворот. Посредине - дерево познания добра и зла, осыпающее путников…

  • Monday or Tuesday

    От душевного нездоровья и внезапной потери смысла торопитесь принять Африку внутривенно: три столовые ложки саванны до самого горизонта, стая быстрых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 61 comments

  • Week 34

    Я больше не приношу домой ультразвуковых портретиков подрастающей, как хлеб в духовке, Зины: во-первых, она повернулась вниз головой, а также спиной…

  • Вместо картинок

    Бесконечные ступени - вверх, вверх - от дунайской набережной до самых венских ворот. Посредине - дерево познания добра и зла, осыпающее путников…

  • Monday or Tuesday

    От душевного нездоровья и внезапной потери смысла торопитесь принять Африку внутривенно: три столовые ложки саванны до самого горизонта, стая быстрых…