Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia) (anna_earwen) wrote,
Anna Sergeevna Bosman (Rakitianskaia)
anna_earwen

Categories:

Итоговый лонгрид

Я, как июньский ребёнок, подвожу итоги дважды: сначала на личное новолетие, потом ещё раз – на всеобщее. Итак, время пришло.

В этом году я много, очень много работала. Потому что в январе ещё загадала одно-единственное желание: защититься. Тут, дорогой читатель, ты снисходительно улыбаешься, потому что уже знаешь, что я с треском провалила этот квест. Но не торопись в суждениях: вчера я отправила-таки первую главу Андрису Петрониусу на вычитку, таким образом собственноручно запалив свет в конце туннеля. Я шью лоскутное одеяло из публикаций, препринтов и экспериментов, и, Творец мне свидетель, в следующем году красная шапочка коронует мою голову. Если этого всё же не произойдёт (то есть, если вдруг окажется, что всё, что я делаю – плохо и бессмысленно), я просто-напросто брошу академию и уйду... в леса? В программисты? В анализ данных? Будь спокоен, читатель: я не пропаду.

Год начался с составления плана по покорению мира (с чего ещё начинать?). В январе я яростно программировала, в феврале – слетала к маме Бэтти на неделю, три дня в пути, три дня в Канаде. Канадские снега обнимали меня, Ниагара сияла, студенты – заворожённо слушали. В Св.Катарине я очень ясно поняла, что самая простая форма любви – узнавание, а самый сильный страх – страх неизвестности. Я читала лекции, пересказывала Хроники Нарнии и смотрела на снег. Позёмка на ночных трассах и затонувшие корабли Св.Катарины пребудут со мной вовек. Кстати, в 2019 я не лечу в Канаду, потому что мир перевернулся (об этом позже), но мама Бэтти снова приглашала меня в этом ноябре (я отказалась в пользу диссера, и надеюсь, что она не держит на меня зла), а также интересовалась у Андриса Петрониуса, можно ли присылать мне сообщения об академических позициях в университете Св.Катарины. Это любовь и победа, хотя я, может быть, и не увижу больше Ниагару.

Возвращаясь домой трансатлантическим рейсом, я задержалась в Париже на пару часов – и вышла в февральский город городов, нахлобучив на голову чОрную беретку (так получилось). Я бродила по центру без карты и цели, набрела на Сорбонну (голос сердца, не иначе), перешла Сену во множестве мест, чуть не потеряла перчатку, послушала галльских эльфов перед Тем Самым собором, влюбилась в мега-пафосный русский мост, отшила пару назойливых старцев, промочила ноги, захотела в Лувр (Лувр, я вернусь, это как пить дать), насилу отыскала Ту Самую башню, купила у букиниста книгу о дельфиньем языке, и не купила меренгу размером с половину моей головы, о чём жалею до сих пор. В Париже действительно играют на аккордеонах и сидят в крошечных кафе, а в воздухе разлит цинизм пополам с абсентом и сигаретным дымом. Я предпочту Лондон, не раздумывая. А Лондону предпочту Дублин, но об этом позже.

Дальше был первый семестр, в котором я читала лекции, как заведённая. Ровно посредине Андрис Петрониус предложил мне написать статью (за неделю до дедлайна), и я, вдохновляя и подбадривая себя японскими фотографиями, взяла – и написала. На этом месте, любезный читатель, меняется моя судьба: лорд Грегори, пристально наблюдавший за процессом, был поражён настолько, что убедил меня: Аня, если ты умеешь так работать, отложи один день в неделю на диссер – и диссер сам себя напишет. Так в конце семестра я начала играть в игру "в неделе четыре дня, пятый отдай исследованиям," и придерживалась этого правила с религиозным рвением. Один день в неделю, всего один день в неделю, но к концу второго семестра (тут я забегаю вперёд) у меня была-таки сделана журнальная статья номер два, а Андрис Петрониус благословил мой будущий диссер на защиту.

Между строк: кажется, мой главный вклад в науку – разноцветные графики в виде деревьев и динозавров. Это очень девочково, но делать нечего: визуалу – визуализации. Я уже придумала, как описать свой диссер парой предложений: "Мы пытались взглянуть на нейронные сети глазами алгоритмов. Что мы увидели? Динозавров в сумрачном лесу."

Недельную статью приняли на конференцию, и я поняла, что в июле буду в Киото. Мне очень хотелось в Японию, но не хотелось ехать одной – одна я уже была там, и Япония осталась нерасколдованной. Не то чтобы я тщилась её расколдовать, но... мне нужен был волшебный помощник. Лорд отказался брать на себя ответственность, зато сестра Анастасия, подарившая мне Миядзаки когда-то, согласилась, не раздумывая. Поэтому именно с ней мы слонялись по Осаке и Киото в сердце июля, умирая от жары и красоты.

Здесь тон повествования меняется, потому что пришло время рассказать о том, как в этом году ВСЁ, кроме моей диссертации, подошло к концу. В августе наш ренессанс-бэнд дал последний концерт (я ещё приду сюда, потрясая записями), поставив точку в истории Дорианского Консорта. Нет больше репетиций по вторникам, нет долгих посиделок после, полных зачарованных разговоров. Потому что Настя исполнила мечту и обещание – и улетела в Дублин. Навсегда, блин. Ещё она вышла замуж за Лиама, и я очень люблю их обоих, но пока не знаю, чем заполнить образовавшуюся пустоту. С кем спеть на два голоса, с кем смеяться до слёз, с кем ходить в поход за летними платьями? Ещё на меня свалилась докучливая северная тоска – кажется, что хочется в зиму, а на самом деле – хочется к Насте, потому что she's my little baby. Я стараюсь бодриться, но... кажется, в 2019 году придётся сделать что-нибудь радикальное.

И это – только начало конца, потому что в августе мой универ уволил одного моего прекрасного коллегу (привет, двойная нагрузка!), а в конце года топнул ногой Андрис Петрониус – и уволился сам. Так мой научник улетел к океану (понимаю его), а мой департамент устремился в чёрную дыру, и летит туда со скоростью света. Пиши диссер, Аня, пока есть, где его защищать. Впрочем, довольно об этом. Лучше запомню, что в этом году двое моих студентов сделали отличные работы, и обе нам удалось отправить на хорошую конфу. С трепетом жду вердикта. Это тоже веха.

Если уж совсем подытоживать: это был год-завершение. Последний сезон сериала. Финальные титры уже плывут у меня перед глазами, все арки более или менее закрыты, все ружья выстрелили, и каждый обрёл (или почти обрёл) то, чего искал. В следующем году начнётся новая история, совсем другая. Пусть она будет не хуже.

Чтобы как-то проиллюстрировать: инстаграм (да, забыла записать: в этом году я размножила сущности, разжившись телефоном) суммировал мою годовую активность коллажем: здесь многоликий кампус, деревья, деревья и снова деревья, мы с Лордом все такие красивые, открытки из Японии, хроники Нарнии – словом, всё, что нужно для долгой и счастливой жизни. И картинка посредине, явственно подтверждающая, что мой мир на самом деле принадлежит розовым пони. Кажется, нас раскусили!


Tags: alma mater floreat, behold a wonder here, sisterhood, summarised experience, картинки, красная шапочка, лорд грегори, пылища дальних стран
Subscribe

  • 8 months

    Всё-таки очень интересно наблюдать рост человека, всегда идущий по одному и тому же сценарию: фрустрация-фрустрация-фрустрация... просветление!…

  • Forever autumn

    Если Аня фотографирует листочки - значит, жизнь всё-таки понемногу налаживается. Если вы думали, что на этот раз обойдётся без Эмили…

  • 7 months

    Семь месяцев Эмили Зине. Главное достижение: любовь к еде. Ещё Эмили учится ползать (пока получается только задом наперёд), хорошо сидит (да, это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments