Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

peace

В горах моё сердце, поныне я там

Снилось, что я, входя в сосновый лес, начинаю непроизвольно левитировать от радости. А если увижу что-то, особенно приятное глазу - птицу, бабочку, белку - то вообще взмываю вверх с удвоенной скоростью. Чтобы совсем не улететь, я обнимала сосны и держала лорда Грегори за руку. Совершенно согласна с подсознанием: ради деревьев и людей здесь действительно стоит задержаться.
top hat

All creatures great and small

Хроники Муми-дола: сегодня я, потеряв счёт времени, сидела на полу и заворожённо смотрела в иллюминатор стиральной машины, в котором была видна отнюдь не Земля в окружении звёзд, а всего лишь пара сплетённых друг с другом простыней. Наверное, дело в том, что я люблю красивых роботов, приносящих человечеству (в моём лице) ощутимую пользу. У этой стиральной машины и вовсе обнаружилась тонкая, артистичная душа: по истечении цикла она с минуту самозабвенно играет Шуберта перед тем, как погасить огни. Чувствую, мы сроднимся.

Потайные комнаты в доме всё ещё не обнаружены, но я продолжаю поиски и не теряю надежды. Зато флора и фауна — полны открытий. Например, не далее как вчера я впервые с удивлением заметила, что на зелёном кусте около забора висят красные стручки острого перца. Перец был немедленно сорван и пущен в карри без дальнейших рассуждений. Напротив кухонного окна растёт папайя (надеюсь на урожай), по периметру кирпичного забора - мята и розмарин. Осталось посадить шалфей, тимьян и петрушку, и выходить во двор, не напевая при этом о ярмарке в Скарборо, станет невозможно. На лимонном дереве обнаружены лимоны, на розовых кустах - розы. Белый шиповник оглушительно благоухает напротив кухонных окон.

Над водосточной трубой свил гнездо голубь, и опасливо косит на меня глазом, пока я развешиваю бельё. На птичью поилку прилетают бюльбюли и жёлтые ткачики. Ожидания VS реальность: вместо того, чтобы пить и, например, петь, птицы шлёпаются в поилку со всей дури и на полной скорости, довольно шебуршатся там, и с огромным тщанием полощут хвосты.

Недавно видели чёрную кошку на крыше. Кошка, вылитая Багира в миниатюре, мягко подкрадывалась к осыпанному ягодами соседскому дереву. Дерево покачивалось — наверное, там целая стая ничего не подозревающих птиц, вот будет охота! Багира подкралась совсем близко к ветвям, присела для прыжка... И вдруг метнулась в обратную сторону, прижав уши. Вслед за кошкой с дерева спрыгнула... нет, не сова, а серая обезьянка с чёрной мордочкой. Vervet monkey. Я думала, они не водятся в городе. А оказалось — мы соседи.
telephone, телефон

Convergence

Джакаранда зацветает: её почти не видно, но уже слышно в воздухе медовый и прелый запах африканской весны. Срединных состояний не существует, я сменила свитера на сарафаны, цветы стали вином, так и не став плодами. На юге нет старости, есть только жизнь - а потом сразу смерть. Мгновенная, как джакаранда.

"И всё-таки мы - изгнанники северных земель," - говорю я лорду. Лорд ведёт машину сквозь желтоватую ночную пустоту, на холмах светятся городские созвездия, над холмами мерцает звёздный скорпион, под холмами спят сумеречные львы. Не потревожь их сон, не спугни ночную птицу. Мой компас указывает на север, моё сердце указывает на юг. Прощай, старый мир, я долго летела сквозь космос, но всё же выбрала Марс. Совсем немного - и я тоже стану смугла и золотоглаза, выучу язык зверей и птиц, меня перестанут бояться огромные ночные мотыльки и прозрачные гекконы. А я перестану бояться конвергентности.


IMG_3935

Collapse )
telephone, телефон

Inbetweenness

Сегодня птенцы пишут первый семестровый тест. Волнуюсь по-матерински. Будет долгий холодный вечер в огромной аудитории, дождь по крыше и двадцать хмурящих брови мальчишек. Я надеюсь, они хорошо готовились. И хорошо выспались.

А вчера я забыла дома заколку. Я тут потихоньку превращаюсь в лохматую рапунцель, врастая обратно в Африку, и распущенные волосы становятся всё менее и менее адекватной причёской. У меня не было заколки, зато было три ручки на столе: красная, синяя и чёрная. Конечно, я скрутила волосы в пучок и заколола их ручками - красной и чёрной. На будущее надо запастись карандашами, с ними было бы удобней.

После семестрового теста лорд повезёт меня сквозь ночь и непогоду на свою планету. Я усну по дороге, в машине сладко спится. А в субботу мы наконец-то повесим гаррипоттеровские вокзальные часы и приколотим пару книжных полок. Чужой быт - странная штука. Более странная, чем чужой язык. Но и эту планету я обжила и обратила в свою веру. Меня ждёт чайная жестянка с портретом Генриха VIII и Хоббит без обложки.
telephone, телефон

Град мой Китеж

siren_may предложила метод плотной упаковки воспоминаний. Я вернулась из Суздаля. И Владимир у меня полощется в горле. Держите свежий брикет:

Византия, слетевшая с неба,
Храмы на волчьих лапах,
Саблезубые львы смеются -
Детский белокаменный север.

Храмы на волчьих лапах,
Колокольня пустая в птицах,
Детский белокаменный север,
Резные лица домов.

Колокольня пустая в птицах.
Что ни город - то городище,
Резные лица домов,
Что ни поле - то желтый мед.

Что ни город - то городище,
Саблезубые львы смеются,
Что ни поле - то желтый мед.
Византия, слетевшая с неба.
peace

Up with the birds

Читать вслух Честертона человеку за тридевять с половиной земель отсюда до двух часов ночи. Я хочу быть аудиокнигой: говорить чужое вслух так, чтобы человеку стало еще понятней. Начать день с кофейной джезвы (каждое утро ровно три секунды выбираю, которую взять: на полторы или на две с половиной чашки?) и славно-английского: "A simple plot, but I know - one day, good things are coming our way". За спиной у меня - крылатые призраки, за плечами - крылатые ангелы, а впереди - заполночное открытие олимпиады в Лондоне. Независимая от родителей жизнь скособочилась в ночь и "я ничего не успеваю", зато I dreamt it till it was true. Вот как-то так:

Collapse )

Я увидела малиновку в НИИЧАВО и шла за ней, памятуя о Френсис Бёрнетт, до тех пор, пока та (малиновка, а не Френсис) не слетела с человечьей тропы куда-то в термоядерную глушь. А еще я по дороге в канареечный пункт русской кухни все время встречаюсь с компанией фриков физиков, которые всякий раз - клянусь - говорят только об интегральных исчислениях. И мне, представьте, всякий раз становится стыдно - потому что мне нет дела до интегральных исчислений.
books and owls

Я просто люблю такое фиксировать: fix it, hold it, never let it go.

Осенний день сегодня. Это когда Бог надевает котелок, закидывает ногу на ногу и закуривает сигару, с наслаждением выпуская дымчато-прозрачный воздух и все сущее подкрашивая сепией - ненавязчиво, как на выцветших снимках, обязательно цветных. И еще голуби, куда ни кинь. Куда ни глянь - всюду крылья. Три голубя на красной черепичной крыше, сначала деловито сидят, потом вспархивают синхронно - слушайте, это же готовый герб. Осную (обосную? основаю?) династию - выберу именно такой: три голубя на красном фоне, два сверху, один внизу.

И желтый везде: встречные фары, подбивка облаков, неосыпавшийся бисер пожелтевших джакаранд, основания оранжевых свечек алоэ. Декоративная коробка в обувном, круглая, полуоткрытая, сообщающая миру виньеточным шрифтом: Live for today. Я скривилась бы от этого positive thinking, но она тоже - желтая, желто-коричневая, старо-английская, слишком в тему, слишком вовремя - сдаюсь.

Проезжаем мимо немецкой мясной лавки, видим закрытые двери издалека, подъезжаем поближе, чтобы прочесть часы работы - там объявление на двери. Я - с правильной стороны, мне и читать. Щурюсь, силясь различить буквы через окно, под неудобным углом, обращаюсь к маме, которая за рулем: "Поскролль вперед немного!" Настя оглушительно смеется на заднем сидении: "Добро пожаловать в матрыцу!"

Мама фыркает что-то по поводу пятого Гарри Поттера - первого и единственного, просмотренного ею до конца. Подводит итог: "Мне просто было невыносимо скучно!" Мы начинаем впахивать ей что-то о сказочности и персонажах и еще о том, как она пропустила всю эволюцию любви между читателем-фильмосмотрителем и рождающимся миром, и тут до меня доходит очевидное: просто автору нужно доверять. Нет, есть, конечно, такие авторы, которые берут скептиков за уши и запросто макают в бочку с собственным миром, не позволяя ни вдохнуть, ни выдохнуть, но с возрастом, возможно, вырабатываются рефлексы, схожие с приемами карате: на порыв автора скрутить тебе руки за лопатками сделать неожиданный маневр и послать его в нокаут вместе с ворохом его якобы распрекрасных книг. Самосохранение - вещь великая, но с чего вы, в конце концов, взяли, что он хотел именно за лопатками, в бочку и чтоб не дышать? Иногда ведь просто берут за руку или просто приглашают на чай. Почти всегда есть возможность вежливо отказаться или сунуть руку в карман, предварительно сложив ее в фигу. Автор вообще смелый человек: он рассылает приглашения всем жителям земли. Это же самое простое, эльфийское, знакомое до боли: "Скажи друг и входи". Вопрос всегда не в наличии двери, а в наличии доверия - в желании или нежелании дружбы.

Входи, если хочешь - на свой страх и риск. Не заперто.
solitude

Intermedia

...И здесь ведь, в общем-то, все есть. Красивые букинисты. Картины на стенах. Люди, которые по тебе взаимно скучают. Отдельная комната. Птицы. Тыква. Интернет. А я, неблагодарное чудовище, наивно верю, что меня здесь быть не может, несмотря на то даже, что я здесь уже больше половины жизни есть. Потому что, во-первых, здесь слишком мало человеческой истории - той, которая кончиками корней щекочет земную мантию и нагревается от огнедышащего ядра, и вот за ней-то, собственно... Because "I don't like human nature unless all candied over with art" (c) Да, у меня страшно антропологический мир. Я другого не знаю и в другой не верю, кажется. Хотела бы верить. Но не могу.

А когда в аэропорту прикипаешь к спинам английских бабушек всей душой и всем сердцем, понимаешь вдруг, что из английской колонии возвращаются только в Англию - внутреннюю ли, внешнюю ли. И успокаиваешься.