Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

solitude

Reality check

Кажется, Зина решила хорошенько выспаться - значит, у меня есть ещё хотя бы полчаса в запасе. Хочу задокументировать то, о чём никто не предупреждал. Потому что вот уже шесть недель миновало, а я всё ещё нащупываю почву под ногами. И - да, это явно мои собственные тараканы, но кто же знал, что все они повылезут наружу и примутся водить хороводы вокруг меня и Эмили.

Во-первых, мне до сих пор иногда приходится убеждать себя, что мой ребёнок меня не ненавидит. Хорошо, смягчим формулировку: мне часто кажется, что я ей совершенно не нравлюсь. Моя малышка любит плакать. И смотреть на меня, сурово сдвинув брови. Сейчас она начала улыбаться, но только если повезёт - например, среди ночи, когда она сонная и всему и всем благоволит. Но и то: мне кажется, лорду она улыбается чаще - наверное, потому, что проводит у него на руках меньше времени. И всё равно - я ревную, приходится признать!

Во-вторых, мне постоянно кажется, что все, ВСЕ справляются с родительской ролью лучше меня: подруги, моя мама, случайные знакомые, всякие неизвестные люди на просторах сети. У всех младенцы веселее и спокойнее моего, всем комфортно в материнской роли, никто не говорит о бессилии, отчаянии, страхе, жалости, усталости, тревоге, растерянности, неуверенности, список можно продолжить. Я стараюсь напоминать себе, что делаю всё, что могу. А ещё - что моя девочка вырастет. Кажется, она уже научилась лучше спать. А я научилась меньше бояться. Но всё равно мне трудно, трудно, трудно.

Я очень люблю тебя, Эмили Зина, и я очень стараюсь. Так и знай.
telephone, телефон

Midwinter

Проблемы первого мира: какой переплёт выбрать для диссера, синий, зелёный, чёрный? С серебром или с золотом? Магистерскую сто лет назад я сделала красно-золотой, и она была похожа на хоббичью Алую Книгу. Опус магнум же пусть будет зелёный с серебряным, с ирландским приветом. Друзья почему-то голосуют за синий с серебром (нет, это - для физиков), лорд Грегори - за зелёный с золотом (недостаточно эльфийско, по-моему). Последние правки одобрены, документы отправлены - кажется, уже можно идти за красной мантией. Главный проект этого года завершится третьего сентября, можно потихоньку придумывать, как жить дальше. Да, я всё ещё не решила проблему пустоты на алтаре. Эй, кто здесь претендует на мой пьедестал?

Я как тот камень, под который не течёт вода: чуть-чуть не прошляпила конференцию, не подавшись вовремя на визу. Завтра у меня свидание в венгерском посольстве, послезавтра - самолёт в Будапешт, и... мне впервые в жизни не хочется никуда лететь, потому что я страшно устала. Диссер украл Рождество, и колесо перестало вертеться. Я надеюсь, что волна вдохновения подхватит меня где-то по дороге, потому что иначе зачем это всё?

Дон Джованни укатил в Италию на каникулы - значит, я полечу на научный шабаш с вороньим гнездом на голове. Говорю же, мир перестал мне подыгрывать. Я иду против ветра. Нужно дать себе время, но... времени-то у меня и нет. Всё заканчивается, все заканчиваются, закрываются двери, уходят поезда. Я хочу, чтобы что-нибудь наконец-то началось.

Плёночные фотографии - вино из одуванчиков: я отсканировала их на прошлой неделе, а сделала - год назад.



Collapse )
telephone, телефон

Monday or Tuesday

От душевного нездоровья и внезапной потери смысла торопитесь принять Африку внутривенно: три столовые ложки саванны до самого горизонта, стая быстрых птиц, длиннохвостых и длинноклювых, чтобы землю легко пришить к высокому небу. Рентгеновский луч солнца сделает точный снимок и верный слепок, растопит облака, расставит точки: вот человек, вот - тень человека, вместе они способны выжимать воду из камня. Луны леденец медовый и сладкий запах лианы - помогут уснуть, безмятежность безвременья - поможет забыть, ящерица на горячем камне - поможет вспомнить о том, что действительно важно: собирать тепло по крупице - и отдавать его щедро, петь свою песенку - столько раз, сколько поднимется солнце, сбрасывать змеиную кожу - столько раз, сколько придётся, наращивать древесные кольца - столько, сколько получится, говорить только правду - особенно зеркалу, озеру, небу, миру, и человеку, который держит тебя за руку.



Collapse )
solitude

No other black like the concert black

Вчера, в полупустой маленькой церкви с радужными витражами и белым нефом, гулким, как морская раковина, мы спели свой последний-распоследний концерт. Потому что музыка уходит по-эльфийски, не на Запад, так на Север, главное - плыть. Нам просто хотелось сделать что-то красивое. Мне кажется, у нас получилось. Something beautiful is coming to an end now, as beautiful things often do.

Collapse )

Это не год, это какой-то конец всех эпох разом. Светопреставление. Я чувствую, как трескается земная кора. Тот момент, когда тектонические плиты расходятся, и ты вдруг понимаешь, что оказался на противополжном полюсе - от человека, от места, от точки в пространстве-времени. Полосы отчуждения растут со скоростью света - то есть с предельной скоростью, обогнать которую невозможно по законам физики. Остаётся надеяться, что где-то в вакууме существует сферическое небесное тело, превосходящее по массе всех нас, вместе взятых - тогда будет шанс, что время изогнётся вокруг него ловкой спиралью, и множественные орбиты снова пересекутся в единой точке. Уймись, Аня: каждая точка - это центр вселенной. Значит, лететь нам в противоположные стороны до конца времён. Большой взрыв уже случился. Некоторые вещи нельзя отменить.

Однако, есть и хорошие новости: я купила платье на свадьбу младшей сестры. Идеальное платье цвета ржавого металла. Вселенная может расширяться в любую удобную ей сторону, пока сестричество существует.
solitude

Happiness is a warm gun

Я однажды поняла и навсегда запомнила: быть счастливым трудно, а не стыдно. И ещё - нет неправильных способов добычи счастья. Неправильные способы здесь просто не работают. А если работают - значит, годятся. Счастье сродни серфингу в бушующем море: или ты оседлаешь волну, или волна сомнёт тебя и бросит к кашалотам. А главное, среди нас нет ни одного профессионала, мы плывём на какой попало ерунде, на осколках чужих кораблей, в дырявых тазах, верхом на детских надувных уточках, и сойти некуда, до земли - тысячи километров, да и есть ли она, земля? Скорее всего, мы живём на той самой планете из "Интерстеллар", сделанной из воды, воды, воды, опускающейся и поднимающейся.

Поэтому, наверное, я испытываю острое собственническое чувство, когда дело касается моего собственного счастья. Я слишком дорого плачу за этот аттракцион, чтобы позволять кому угодно вносить коррективы в траекторию. Можете претендовать на моё время, внимание, умение, сердце, в конце концов. Не смейте посягать на моё счастье. Я слишком долго трудилась над этой каменной чашей, она неделима, персональна, и по-прежнему - хрупка. Любоваться - можно, трогать руками - ни в коем случае. Дело моих рук - для моих же рук. Не удивительно, что во внутреннем музее её охраняет миллион разноцветных лазеров. Переступите хоть один - услышите, как заорёт сигнализация. И вот тогда - бегите.
solitude

*Поправляя корону*

Света спрашивает: "Ну что, хэппи энд, и поминай, как звали?" - но я, видимо, ещё не выпала из возраста, в котором войну найти проще, чем любовь, а отказаться одинаково сложно от обеих. В Россию я ехала за войной (отказавшись от любви), в Африку вернулась за любовью, но легкомыслие бывает наказано, это справедливо, и война (как и любовь) не заканчивается на счёт три и не рассчитывается на три-четыре. Но и это смоют тропические ливни, которые что-то припустили, размочив мне сегодня башмаки. Ещё можно надеяться на солёные океанские воды, на мудрость отца Брауна, на терпение лорда Грегори и на милость божию. Или на себя и настойку валерианы.

Как неудобно быть ещё и телом!
road

Nothing will protect you from the solar wind

Фёдор Михалыч предупреждал: ломки не избежать! Ох уж эти скитальцы со стажем, всё-то они знают заранее.

Это похоже на разморозку. Сначала ты каменный и не можешь пошевелить языком, потом в конечностях начинает покалывать, потом ты истекаешь слезами. Как будто часть сердца я кое-как вырезала и похоронила в саду, между розовым кустом и гранатом, а теперь, вытащив его из земли после полутора лет, вставила обратно - и ещё удивляюсь, что оно сбоит.

Потому что нельзя заморозиться и переждать, пройти учения во сне, проснуться в новом мире. Начинаешь всегда ровно с того места, где сошёл когда-то с дистанции. Зато каждый сантиметр осознан и высечен позади пылающими рельсами, а миядзаковский поезд всё так же идёт - то по земле, то по воде, то по воздуху.

Ну здравствуй, солнечный ветер. Тебя не хватало.
road

Флешбэк

Ну что, попробовать без лирических виньеток, честно-откровенно-to-the-point? Потому что со стороны моё поспешное бегство, наверное, больше похоже на беспринципную цыганщину и тщетные поиски счастья, чем на банальное взросление и прорастание, которым я и занимаюсь не первый год - не мне решать, тщетно ли.

Так случилось, что вся моя больная миядзаковская холден-колфилдская юность пришлась на Африку и навсегда осталась там - на универской крыше, в пустой бутылке из-под красного вина. Потому что когда ты со всей дури впечатываешься лбом в экзистенциальщину и вообще не понимаешь, что с этим делать, проще всего бывает догнать доктора и свалить всё на него - я вот, например, развешивала тоску на пальмовых ветках и слоновьих ушах. И вот когда ты основательно прикопался, на всякий случай приложив себя сверху скромным гранитным памятником во избежание лишних вопросов, откопаться обратно без землетрясений становится весьма проблематично. Я горжусь вами - всеми, кто сумел откопаться без динамита. Лично я просто нажала большую красную кнопку и катапультировалась с места катастрофы.

Но это всё дела минувших дней, да и Сэлинджера я нынче не могу читать - он во всех книгах всё тот же Холден Колфилд, только ему почему-то уже не 14 лет, а я разучилась романтизировать неврозы и кардинально расхожусь с янссоновским Ондатром во мнениях. Просто я выросла, друг мой Питер, и потихоньку выкидываю из дома зеркала. В Африке не страшно - во всяком случае, ничуть не более страшно, чем где бы то ни было. Бердяевский адепт я или кто? Не объективировать! И жить где угодно. На сквознячке миров.

Да, Марианна, я буду скучать - по Федору Михалычу, по тебе, по всей странной внеземной братии, с которой мы вместе водили тут хороводы. И даже по корабельным сосенкам - с не меньшей силой, с которой сейчас скучаю по вечному лету в преддверии вечной зимы. Это не Москва для сильных и Питер для странных, это вся Россия - для сильных и странных. Потому что весь мир - именно для них, то есть для нас, и надо как-то ловить святое электричество, бьющее без остановки, пока оно не ушло навсегда в землю.

До небесного Иерусалима далеко ещё. Но если идти вместе, будет больше шансов добраться.
telephone, телефон

Wave a kiss good-bye

...Нет, видимо, не отпустит, пока не солью что-нибудь сюда, в ноосферу. Не ложиться спать раньше двух - нормально. Ненормально делать это каждый божий день. Не видеть сны - нормально. Но не для меня.

Я начала собирать вещи. Может, в этом все дело? Я же всегда боялась энтропии, предпочитала барокко и умела собрать две стороны кубика Рубика. А вещи собирать - это вам не кубик-рубик. Впрочем, есть и параллели: в процессе сбора одного вынужденно разваливаешь другое, и вот эта стратегическая фаза, когда хаос - по обе стороны, а вся структура происходящего - в голове, - мучительна. Гадаю, откуда дискомфорт: ответственность разума за жизнь на земле? сад расходящихся тропок? или я просто волнуюсь, когда не вижу пол под слоем тесктильных отходов?

Я оставляю в Африке костюм ангела. И костюм черного всадника - тоже оставляю. И еще, подозреваю, с десяток других костюмов, менее материальных, не менее значимых. Я оставляю в Африке костюм Кэндис Найт. Я оставляю в Африке костюм своей мамы.

У меня огромный ярко-красный чемодан с надписью "Hero" - вместо старого зеленого, с надписью "Tosca". У меня впереди еще один месяц.

И всё.
telephone, телефон

You're brought back, but you're running

Забавно у меня с этими вашими праздниками: день святого Валентина я торжественно отметила в кабинете научного руководителя, и день всех тетенек, видимо, справлю там же. С другой стороны, нечего примазываться: I am still officially single, а к тетенькам себя и подавно не причисляю - не дождетесь! Хотя весьма символично будет помахать в женский день рапирой, отстаивая чистоту знаний, заключающуюся в чистоте эксперимента, на чистоте которого я настаиваю и непорочность которого защищаю. Безымянных рецензентов я надеюсь повергнуть силой слова. Если слово мое не будет веско, придется тупо прихлопнуть дебаты увесистым численным кирпичом, заложив таким образом краеугольный камень академической карьеры (woot woot) - оба слова неловко произносить, особенно второе, но это все панки знакомые учили святой безграмотной нищете - впрочем, мне из этого джентльменского набора по-прежнему гарантировано все, кроме святости.

Мужайтесь, люди - я это всерьез. В папке PhD закономерно появилась папка articles. В папке articles помимо сугубо-научных звонких аббревиатур появилась папка curious weird and strange. Там одна статья. Я скоро ее прочитаю.

Но это не романтика, это работа. По сердечным делам я отлучаюсь разве что в ближайшую Нарнию захолустного рая проржавевших эмалированных чайников, и еще - в букинистический, совмещенный с сэконд-хендом, лавкой древностей и прочим старье-берем. Видимо, всеобщая проржавленность и дырявость сущего лучше всего совпадает с господствующим настроением: воскресить всех призраков, пересчитать, погладить по голове, поставить на учет и протереть алебастровые памятники. Убедиться, что все они - мертвы. Я не знаю, что делать с живыми.