Tags: my m

peace

Третья степень научного рыцарства

Когда я вошла в зал, поднебесные колоноки играли "Mad World". И этим, в общем, все сказано. Негритянские студенты идут по сцене вприсядку притопывают и прихлопывают по ходу дела, их нарядные родственники ободряюще улюлюкают из зала на индейский манер, но бельгийский брат по-прежнему огненно-рыж академическая процессия по-прежнему восходит под Перселла и нисходит под Гаудеамус Игитур, а значит, пропало не все.

Сегодня меня тихо посвятили в Магистры рассеянных наук, прихлопнув чем-то по голове, пожав руку и отпустив с миром, силой и славой. Я немедленно подтвердила степень, посеяв новообретенный диплом в фойе. Однако, просто так взять и выпасть из академического мира в иное измерение не удалось: диплом нашелся. А еще - счастливая монетка в женском туалете. Валялась на полу и смотрела на меня хитрым глазом. Не могу понять, зачем я ее взяла.

Капюшоны похожи на заплечные мешки монахов-странников, попов-расстриг и иных юродивых мира сего. В них видятся грязные свитки, хлебные крошки и зеленые яблоки. У меня три таких котомки, и два цвета, чтобы выжить: зеленый и лазоревый. Никакой войны. Никакой любви. Только лес, небо и яблоки.

А вот вам фотография "вычисли шапку":

shapka
peace

The soldiers soften, the war is over, the air raid shelters are blooming clover

Теперь и в пасмурной погоде видится скрытый смысл (докатилась!): отвыкай от солнца ("забывай её, забывай её") - послушно забываю. Открываю полосатый зонт, забегаю в переплетную мастерскую, забираю свой красно-золотой труд, забираюсь на шестой этаж инженерного здания о двух ногах (лифт сломан - лифт всегда сломан). Мама бегает вместе со мной, нас обеих можно пускать сюда с завязанными глазами - это такая всеобщая семейная alma mater, праматерь, особенная африканская ось, вокруг которой мы который год вертимся, и который год еще будем вертеться, ни о чем не жалея, всему радуясь, обо всем благодаря - как водится.

Факультетская тетенька поздравляет сухо и вежливо, смотрит на переплетенный труд, в порядке смоллтока замечает: "Everyone is doing it in red." А чего там парировать, просто улыбаюсь блаженно: "Because red is pretty!"

К выходной двери скотчем приклеена бумажка: "out of order" ("не работает"). Мама смеется:
- Это как понимать?
- Ну... Это значит, что с миром не все в порядке.

Зато с нами - все хорошо.

Collapse )
peace

Turn the page

Из плохого: мои легкие по-прежнему отчаянно рвутся наружу, как только очередная доза ментол-эвкалипта окончательно рассасывается. Поливаю усталое горло водой, принимаю ментольный допинг и продолжаю тык-тык в компьютер, потому что липкое лето никуда не денется, глубоко забравшийся кашель просто так не кончится, а статья уже почти совсем горит, и научный руководитель пишет, что "time is running out". Я не знаю, почему моя жизнь так похожа на дешевое кино, где висят над пропастью на одном пальце и привычно успевают произнести коротенький монолог минут на сорок, прежде чем так и не упасть. Зато сегодня случился самый счастливый в моей жизни мост: я торжественно поднялась над человеческой, грязной, хай-тековской Африкой, проносившейся мимо потоком сверкающих машин, и перешла с главного кампуса на южный, из древесной зелени в древесную зелень, по высокому металлическому мосту, закрывшему меня от мира воздухом, небом и двумя рекламными щитами во всю длину. Я гордо шла с главного кампуса на южный - я несла свой трехсотстраничный научный труд в переплетную мастерскую.

Мне просто нужен был символ, чтобы зацепить сознание, связать рацио с эмоцио и осознать переход между эпохами. Ну вот - осознала. Ощутила. Перешла.
peace

Defence

Во-первых, спасибо всем, кто завязывал хвосты, держал крестиком пальцы и другими способами сигнализировал в небо - небо вас слушало. Несмотря на то даже, что утро означенного дня началось с коллапса: я совершенно непоэтически корчилась от боли близ ванной комнаты (это эвфемизм) и покрывалась обширными помидорно-красными пятнами - это я-то, об аллергии знающая только понаслышке. Впрочем, спасибо современной медицине: я немедленно выпила пять разных таблеток, и уже через полчаса спокойненько валялась в кровати с потертым Сильмариллионом на русском языке. Все-таки есть что-то в этих первых переводах и первых художниках, первых толкинистах и первой надежде, издательстве "Гиль-Эстель" и крохотном окне на обратной стороне титульного листа - не-толкиеновское, неизбежно перестроечное, то ли цоевское, то ли бг-шное, в рваных джинсах. И оно мне нравится.

А я, кажется, научилась делать доклады: смотреть публике в глаза, свободно жестикулировать, мгновенно формулировать и громко говорить. Только скорость пока плохо поддается тормозам: когда меня прет, меня прет очень быстро. Наверное, боюсь, что ораторский фонтан иссякнет, если немного подкрутить кран - подспудное недоверие к внутри-мозговому водопроводу. Надо бы наведаться туда с гаечным ключом.

На защиту пришел лорд Грегори, заранее предупредив, и бельгийский брат, не предупредив и сбежав с рабочего места в неурочный час. "I couldn't have missed it", he said. Аудитория со скрипучими откидными сиденьями не открывалась, поэтому защищаться пришлось в семинарской комнате, где не осталось свобоных мест, а незнакомых лиц - не было. Было послеобеденное африканское лето и очень ясное: "я здесь - дома". (И вслед за ним неизбежное: "а там я буду - дома?")

Осталась только статья в журнал да полная неопределенность, "и только это-то меня и успокаивает", как говаривала Туу-Тикки.
peace

Keep Calm and Carry On

Я представляю себе эту живопись. В одной руке - стакан воды, в другой - смятая пачка бумажных носовых платков, в голове - туман круче лондонского, в животе - лягушка, во рту - великая сушь, на нёбе - пожар, на небе - Бог: смотрит и смеется в кулак. Чувствую себя персонажем ситкома. Мама: "Зато будет, что детям рассказывать!"

В общем, завтра, в 14:00. Не хотите держать лапы - завязывайте бантиком хвосты. Мне поможет.

Upd: Разгоняюсь я где-то к концу второй трети монолога. Вызубрить первые пять минут и выжить следующие двадцать.

NOW PANIC AND FREAK OUT
solitude

Ты придешь на свою защиту?

Сегодня я, еще хорошенько не прочихавшись от поразившего меня в середине африканского лета насморка со спецэффектами, лениво приняла горячий душ и залезла под лоскутный плед цвета английской розы, желтой лихорадки и всепоглощающей смыслообразующей сепии, чтобы случайно не выстудить и без того простуженную спину и принять Айрис Мёрдок в гомеопатической дозе и Честертона - в лечебной. Померкнув от Мёрдок и просветлев от Честертона, я взяла с тумбочки джобсовский гаджет и рефлекторно проверила почту. Первым в списке непрочитанных висело послание от Бельгийского брата, что настораживало: мы спорим на кофе, болтаем в эфире о чепухе и вне эфира - о важном, но мы не пишем друг другу письма без веских сейсмических причин. Вторым в списке непрочитанных...

Ладно, давайте long story short. Послезавтра мне - на научные подмостки. На сорок минут. Это уже безусловное "отлично", но я еще не знаю, есть ли на Марсе жизнь. После послезавтра - дедлайн для черно-белой статьи, которую я колпаковал, да не перевыколпаковал. После-после-послезавтра - absolute freedom. May the Force be with me.
peace

It's gonna be the way you always thought it would be, but it's gonna be no illusion

Следуя голливудским канонам, за день до дедлайна - сдала. И я съем свою шляпу, если мне придется еще хоть слово поменять в вечнозеленой этой диссертации, восстающей из пепла и в прах обращающейся. Сдала совсем, с переплетом, молитвой и постом, почтовыми голубями, собачьими упряжками и электронной почтой. Мы давно друг друга отпустили, а сегодня разлетелись с особенным треском и антицентробежной силой, яростно стряхивая друг друга с плеч. Сегодня мир светел и люди добры, а я эманирую joy and peace достаточно сильно, чтобы притягивать то же в количествах. Sense of self, плотный поток добра и уверенность в обязательной счастливости всей будущей жизни. Это действительно похоже на исход. Чистилище cleared, relax while the next level is loading.

Collapse )
peace

Не о политике, конечно

Разлинованный блокнот в две ладони, несколько страниц убористых цветочных маргиналий, неряшливых научных заметок и галочьих стай напротив структурирующих списков. На последней исписанной странице - рецепт запеченной тилапии аккуратным почерком. Это значит, что Аня сдала многотомный научный труд.

Адвентский снег выпадает на африканские головы в дождевом эквиваленте. Мне отсюда плохо видно, что там у вас - подозреваю, оттуда тоже не очень видно. Но все равно завтра мои незнакомые друг с другом друзья и знакомые соберутся-таки на едином пятачке земли, и хотя бы поэтому я за них - помолюсь.
telephone, телефон

Unicornis Captivatur

Мой дом похож на огромный зеленый аквариум, а я в нем - на золотую рыбку, отшивающую обнаглевших старцев. Старцы, впрочем, на исходе, золотой хвост отваливается, стекло звенит, да и вообще, все самое страшное - уже позади. Не знаю, но чую.

Чтобы не забыть, как это - говорить человеческим голосом, но не словами и не формулами - отправилась на Настин концерт. Права была Елена: хоровое пение - это что-то безоговорочно хорошее. Особенно зашкаливающая на астральной грани полифония в крохотном зальчике на таком насквозь инсайдерском концерте, когда дирижер оборачивается к зрителям и говорит о таком личном, что страшно даже.

У нас лето и водянистая прозрачность воздуха. После гроз над городом открылась озоновая дыра, из которой на Землю посыпались белые бабочки. Я только что оттуда, я одной ногой там, там нарядное олдскульное американское лето в рваных джинсах и леннонских очках, и старый рок-н-ролл с соседней улицы плывет по воздуху еле слышно.
books and owls

The landlord keeps a little dog...

Я научилась желать так метко и четко, что исполнение желаний стало делом привычным - и опасным. Давайте, кому что пожелать? Прямой канал с небесной канцелярией. Практически выделенка. Например, у меня на руках - редкостное "excellent" от Андриса Петрониуса, а на коленях - щенок немецкого дога. Не спрашивайте, я уже пожелала - поздно. Желания исполняются ритмично, под их ритм хочется покачиваться легонько вправо-влево, как маятник, как я теперь клюю носом по ночам, вставая каждые два часа, чтобы подхватить черное и теплое, вынести на улицу, внести в дом, укачать, уложить, уснуть, проснуться, вынести, внести, укачать, укачаться, откачать себя с утра - и за работу: у меня стало вдвое меньше времени, следовательно, работать я стала в два раза быстрее. Loading... 85% done.

Ночью, покачиваясь над щенком, понимаешь кожей (умом это понимаешь всегда): ребенок - мощный экзистенциалище. Во-первых, категоричный вывод тебя из себя - не взвод, а невозможность его (ребенка) не-видеть: чужой эгоизм бывает полезен - как гомеопатия. Служить верой и правдой эгоисту - отказаться от зеркала. Во-вторых, его жалко - вот эти ломкие косточки жалко за ломкость, доверчивость жалко за непрочность, его жалко за себя - жалко, что ты ему такой достался, он тебя не выбирал все-таки, а отдуваться придется. В-третьих, на иные вещи исчезают силы-время-место, и иные вещи яростно отваливаются в атавистическом буйстве. Очищение, елки же моталки - жду просветления с минуты на минуту.

...Она сворачивается у меня на коленях и сразу засыпает, и правильно: таким дождем с черно-зелеными деревьями, как Толкиен рисует, думать можно только о колотящихся сердцах щенков, свернувшихся на коленях, и еще о том, что жизнь проста и мимолетна, совпадения бесчисленны и случайны, а вероятность минимальна, но только на нее-то вся и надежда.

Collapse )